Он никогда не был идеальным, в конце концов - живой человек, плоть и кровь, я это понимала и была снисходительна, да и не было лучше в нашем местечке. Не то, чтоб он не обижал меня раньше, не то, что б не обижал мою семью. С родней из посёлка * вообще обошелся коварно и мерзко, не поступают так со своими. Да и не только с ними, если честно.
Да, 23 года не выкинешь на помойку просто так, должны быть серьезные причины для расставания. Он мне

Впрочем, были ли мы близки, или почти четверть века назад** я пошла за ним, потому что он был лучшим из худших? Не знаю. Много воды утекло с той поры, многое изменилось, но в последнее время, во вроде бы довольно беззаботный период наших отношений, я столкнулась с совсем уж неприемлемым для меня — он совершенно зарвался и в угоду личным амбициями готов предать и продать меня и всю нашу недружную, но большую семью, то что мне действительно дорого и то, за что я его уважала.

И еще. Никогда раньше я не стеснялась за него, а теперь мне нередко бывает стыдно. Стыдно за его слова, стыдно за поступки. Он, такой всегда раньше умница и мастер шикарных многоходовок, в последнее время стал делать грубые ошибки и даже говорить глупости. А еще, мне кажется, что он разлюбил меня и всю нашу семью.

Я никогда бы не бросила его ради кого-то другого, более выгодного, и не бросила же, даже когда щедро сулили, не в моей это природе. Но очень похоже, что теперь я от него все-таки уйду. Может и в никуда, может быть буду какое-то время одна, и через три месяца*** мне некому будет сказать «люблю» — меня это не пугает.

Думай, Беньямин Бенционович, крепко думай! И если тебе дороги наши отношения — срочно меняй тактику, стратегию, а главное — цели и задачи. Сохранение твоего крепкого стула любой ценой — не та цель, ради которой я за тобой пойду дальше.

 

*Амона

**1996 — первый раз, когда я проголосовала за Ликуд

*** перевыборы, назначенные на сентябрь текущего года

 

© Miriam Zalmanovich

5794 |