В Петах-Тикве на 2017 год насчитывается 905 улиц. Из них лишь порядка 20 названы в честь известных писателей или поэтов евреев. И я знаю, по крайней мере, одну улицу, названную в честь знаменитого писателя француза, писателя знаменитого не только своими произведениями, но и борьбой в защиту Альфреда Дрейфуса. Конечно, это улица – «Эмиль Золя» в Кирьят Арье. Я уже четверть века живу на улице Цахаль, но только недавно обратил внимание на целое созвездие улиц, расположенных в четверти часа ходьбы от моего дома, носящих имена классиков еврейской литературы.

Если пойдем по улице Цахаль от площади с фигурой «Космонавта» в сторону улицы Жаботинского, то через несколько минут попадем на перекресток улицы Цахаль и улицы Агнон. Пойдем направо и через несколько метров свернем направо на улицу Мапу. Примерно через двадцать метров повернем налево на улицу Ялаг, она нас выведет на улицу Перец, которая упирается в улицу Агнон. Круг улиц, названных в честь классиков еврейской литературы, замкнулся.

Далее я приведу кратко сведения, может быть кроме Агнона, почерпнутые в основном из еврейской энциклопедии.

ИЦХОК-ЛЕЙБУШ ПЕРЕЦ (1852 – 1915) — еврейский писатель, классик еврейской литературы на идише, общественный деятель, родился в Замостье, Люблинской губернии (Польша), умер в Варшаве. Перец оказал значительное влияние на развитие еврейской литературы и еврейской культуры дооктябрьского периода. Многие сочинения Переца переведены на польский, немецкий, английский и другие языки. В русских переводах вышли «Картинки еврейской жизни» (СПб., 1902), Собрание сочинений, тт. 1–4 (М., 1911–14), «Рассказы и сказки» (М., 1941), «Избранное» (М., 1962).

ГОРДОН ИЕХУДА ЛЕЙБ (Лев Осипович, также Ошерович, акроним יַלַ"ג, Ялаг; 1830, Вильна, — 1892, Петербург), еврейский поэт, прозаик, публицист. Писал преимущественно на иврите, но также на русском языке и на идиш. Один из самых страстных поборников просвещения (Хаскалы) в еврейской литературе России 19 века. Обогатив библейский язык своих ранних поэм лексикой Талмуда и мидрашей, Гордон проложил путь для языковых поисков таких поэтов, как Х. Н. Бялик и Ш. Черниховский.

Улицы Петах-Тиквы, названные в честь еврейских писателей и поэтов

АВРААМ МАПУ (1808 Вилиямполь, предместье Каунаса, — 1867 Кёнигсберг) — первый ивритский романист. Мапу написал исторический роман «Грех Самарии», роман «Ханжа» — о борьбе маскилов с ультраортодоксами, роман «Провидцы» – об эпохе лжемессии Шабтая Цви (17 век). Но ни одна работа Авраама Мапу не принесла ему такой славы, как его первый роман «Сионская любовь». Шолом Алейхем в автобиографической повести «С ярмарки» пишет: «Первый еврейский роман «Сионская любовь» Мапу Шолом проглотил за одну субботу, лёжа на чердаке, волнуясь и пылая, как соломенная крыша». Ему вторит историк Семён Дубнов: «Я, как и все, испытывал очарование романтической идиллии и восторженно декламировал песнь влюблённого Амнона» (С. Дубнов. Книга жизни. Петербург. 1998 г.)

ШМУЭЛЬ ЙОСЕФ (ШАЙ) АГНОН (рожд. Шмил-Йосэф Чачкес, ивр. ‏שמואל יוסף עגנון 1887, Бучач, Галиция, Австро-Венгрия — 1970, Иерусалим) — лауреат Нобелевской премии по литературе 1966 года «За глубоко оригинальное искусство повествования, навеянное еврейскими народными мотивами». Агнон стал первым лауреатом одной из Нобелевских премий, представлявшим Израиль. Писал на иврите и на идише. В конце 1920-х годов Агнон написал своё самое значительное произведение, двухтомный роман «Свадебный балдахин» (הכנסת כלה, «Хахнасат калла»), который был опубликован в 1931 году. В этом плутовском романе описываются приключения бедного хасида, который странствует по Восточной Европе в поисках мужей и приданого для трёх своих дочерей. Юмор и ирония в «Свадебном балдахине» сочетаются с состраданием, что типично для творчества Агнона. Другим основным его произведением является «Ночной гость» (אורח נטה ללון, «Ореах ната лалун», 1937), в котором рассказывается о еврее, посетившем родное восточноевропейское местечко. Некогда бывший средоточием традиционной учёности и благочестия, городок страдает теперь от культурного и социального разлада. Действие романа разворачивается в Шибуше, выдуманном Агноном городе, по звучанию близким к Бучач, городу, где Агнон прожил первые двадцать лет его жизни. Лейтмотивом повествования служит вопрос о том, где правильнее жить еврею — там, где веками жили его предки, то есть в диаспоре, или там, куда зовут старинные предания и народная мечта, то есть на Земле Израиля. Роман опубликован на русском языке в 2016 году в переводе Аллы Фурман и Рафаэля Нудельман. Небольшая вставка: Выпускник физико-математического факультета Одесского университета, писатель, популяризатор науки и переводчик, ушедший из жизни в 2017 году, Рафаил Нудельман, многим запомнился как автор еженедельной научно-популярной рубрики «Четвёртое измерение» в газете «Вести». 

О влиянии Агнона на его творчество Амос Оз написал в автобиографическом романе «Повесть о любви и тьме», опубликованном на русском языке в 2005 году. «В течение ряда лет я прилагал все усилия, чтобы освободиться от тени Агнона, я боролся, чтобы уйти в своем творчестве от его влияния, от его языка, насыщенного, изысканного, порой столь самобытного, от его точно выверенных ритмов, от того чувства душевной отрады, которое навеяно талмудическими притчами и соткано из теплых отголосков языка тех, кто в трепете взывает к Богу, из отзвуков идишистских мелодий и сочных хасидских сказаний. Мне предстояло освободиться от влияния его насмешки и иронии, от его вычурно-барочной символики, от загадочных игр в лабиринт, от двойного смысла и его безукоризненных литературных розыгрышей. Даже после всех усилий в попытках отдалиться от него, после всех стараний освободиться, и по сей день все, что я перенял у Агнона, наверняка в немалой степени отзывается в тех книгах, что я написал. Но чему же, по сути, я научился у него? Возможно, так: отбрасывать более одной тени. Не выковыривать изюм из пирога. Обуздывать и оттачивать боль. И еще одной вещи, о которой моя бабушка говаривала с большей остротой — по сравнению с той же мыслью, найденной мною в произведениях Агнона: «Уж если у тебя больше не осталось слез, чтобы плакать, так не плачь. Смейся»».

Шмуэль Агнон прожил долгую жизнь, стал лауреатом Нобелевской премии, удостоился мировой славы, в доме где он жил на скромной иерусалимской улочке в квартале Тальпиот, теперь находится музей его имени. Интересно, что адрес музея — ул. Клаузнер 16, а сама улица названа в честь жившего напротив Агнона историка, литературоведа, лингвиста, сионистского и общественного деятеля, одного из инициаторов возрождения ивритской культуры профессора Иосефа Клаузнера, дяди Амоса Оза. Как вспоминает Амос Оз: «После визита к «дяде Иосефу» родители обычно тайком навещали и его соседа, поскольку мама была страстной почитательницей Агнона, а отношения между соседями были далеко не самыми радужными». Кстати, улица «проф. Клаузнер» находится недалеко от улицы Агнон, по другую сторону парка Яд Леваним.

 

На фото: ИЦХОК-ЛЕЙБУШ ПЕРЕЦ, ГОРДОН ИЕХУДА ЛЕЙБ, АВРААМ МАПУ, памятник АГНОНУ в его родном городе Бучач

© Vladimir Shapiro

10062 |