Этих жалких стариков приводят в суд под руки, привозят на инвалидных колясках и даже приносят на носилках. Они немощные, испуганные и жалкие. А когда-то было совсем иначе — каждый из них мог унизить, ударить или убить человека просто от скуки, чтобы скрасить свои будни в одном из концентрационных лагерей нацистской Германии.

Сейчас эти старики сбивчиво оправдываются, настаивают на том, что были лишь маленькими винтиками Молоха, перемалывающего людей и судьбы. Прожив долгую жизнь и находясь на пороге смерти, они пытаются выторговать себе несколько месяцев или лет на свободе. Им грозят чистые и комфортные камеры современных тюрем, где в столовой на выбор предлагают несколько вторых блюд, на подоконниках стоят цветы, а постель меняют как в отеле, дважды в неделю.

Их узники не имели не только этого — часто у них не было даже одежды, а их недельная норма еды была более скудной, чем современная дневная пайка заключенного. Никто из жителей Освенцима, Собибора или #Треблинки не строил никаких планов, так как жизнь могла оборваться в любой момент, а будущего просто не существовало.

В Германии, в 1969 году, у надзирателей концентрационных лагерей и других персон, причастных к Холокосту, появился шанс избежать ответственности за свои преступления. Общество не было готово к множеству процессов над нацистскими преступниками и судебная палата постановила, что отдельные исполнители, непосредственное участие которых в пытках и убийствах не было доказано, освобождаются от ответственности.

Но 10 лет назад мир стал другим и старикам, прямая вина которых была недоказуема, начали выдвигать обвинения в пособничестве убийцам. Осудить за это гораздо проще — достаточно найти человека, работавшего в концлагере и доказать, что со своего рабочего места он не мог не видеть уничтожение людей.

«Джон» (Иван) Демьянюк

Иван Демьянюк, уроженец Украины, стал один из первых стариков-нацистов, которому предъявили обвинения. Красноармеец Демьянюк попал в плен в 1942 году и согласился сотрудничать с нацистами. Он работал надзирателем в таких лагерях как Флоссенбург, Собибор и Треблинка. Также успел послужить Иван и власовцам.

После 1945 года Демьянюк не растерялся и устроился работать у американцев, а в 1950-х уехал в США и получил там гражданство. В Америке он стал называть себя Джон Демьянюк и работал автослесарем. Но в 1988 году в пожилом американце случайно признали монстра «Ивана Грозного», резавшего узников концлагеря штыком и участвовавшего в массовом уничтожении евреев.

Американцы экстрадировали Демьянюка в Израиль, но там не смогли доказать его вину. В документах КГБ СССР, имевшихся в распоряжении израильтян, Иван фигурировал с фамилией Марченко, что запутало следствие. В итоге старый нацист вернулся в США и продолжил жизнь простого американского пенсионера.

Останки узников Собибора

Но правда все же была раскрыта охотниками за нацистскими преступниками. В ходе кропотливой работы было обнаружено служебное удостоверение Демьянюка, а также получены показания свидетелей, опознавших садиста. 89-летнего Демьянюка судили в Германии в 2009 году и признали виновным в соучастии в убийстве 28 060 человек, среди которых было, как минимум, 1,5 тысячи немецких граждан.

Суд доказал, что Демьянюк лично отправлял людей в газовые камеры в лагере смерти Собибор. Преступник не проронил ни слова за время длительного судебного процесса, восседая в инвалидном кресле в темных очках. Ему дали 5 лет, но отбыть он их не успел, так как умер в баварском доме престарелых, пока рассматривалась апелляция.

Оскар Гренинг

Дело Оскара Гренинга, «бухгалтера Освенцима», стало еще одним процессом, завершившимся приговором. Будучи офицером СС, Гренинг отвечал за учет прибывших в концлагерь, за изъятие у них имущества, его оформление и отправку в казну Рейха наиболее ценных вещей.

В 2005 году старый немец сам проговорился о своей службе в СС, давая интервью журналу «Шпигель». После этого им заинтересовались охотники за нацистами, которым не составило труда собрать доказательства о деятельности бывшего нацистского офицера. В 2015 году суд приговорил 94-летнего Гренинга к 4 годам тюремного заключения, признав его вину в пособничестве в убийстве нескольких сотен узников концлагеря.

Оскар Гренинг не отрицал своей вины, частично признав ее. Старик пытался оправдаться, ссылаясь на то, что был лишь незначительным «винтиком» машины, действовавшим не по своей воле. Он считал, что по закону не заслуживает наказания за свои деяния, совершенные многие годы назад.

Прибытие новой партии узников в концлагерь Освенцим

Суд не внял оправданиям старого нациста и вынес приговор, который многие посчитали слишком мягким. Но, как и Демьянюк, Гренинг не отбыл наказание, так как умер в ожидании ответа на поданную им апелляцию.

Хуберт Зафке

В 2016 году в городском суде Нойбранденбурга слушалось дело санитара-убийцы из Освенцима Хуберта Зафке, который месяц служил в концентрационном лагере в 1944 году. Обвинение утверждало, что в лагере унтер-офицер санитарной команды Зафке отвечал за подачу газа в камеры.

95-летнему убийце грозило до 15 лет за соучастие в убийстве 3681 человек. Хуберт Зафке настаивал на том, что не имел никакого отношения к массовому уничтожению узников Освенцима и стал жертвой ошибки. Его дело осталось незавершенным, так как состояние здоровья Зафке за время разбирательства значительно ухудшилось и в 2017 его признали недееспособным из-за прогрессирующей болезни Альцгеймера и деменции.

Сандор Кепиро

Этот нацистский преступник считается одним из самых разыскиваемых в мире. Он не работал в концлагере, но от этого его злодеяния не становятся менее ужасными. Венгерский полицай принимал участие в массовом убийстве цыган, евреев и сербов в городе Нови-Сад на берегу Дуная, в Сербии. Тогда погибло около 1200 человек, но эта цифра может быть сильно занижена.

Кепиро обвиняли в том, что он отдал приказ об убийстве 36 человек и лично убил 4 из них. Женщина, выжившая в бойне, рассказывала, что людей убивали на улицах города, прямо у дверей их домов, а также живьем бросали в проруби на реке Дунай.

После окончания войны Сандор Кепиро прятался от правосудия в Аргентине, а в 1996 году, думая, что ему уже ничего не угрожает, вернулся на родину, в Венгрию. Он жил припеваючи до 2011 года, пока его случайно не опознали бывшие жертвы, чудом уцелевшие в Нови-Саде.

На суде Кепиро не отрицал своего присутствия в Нови-Саде, но настаивал на том, что всего лишь выполнял приказ. «Я ни о чем не жалею. Я просто нес службу и исполнял свой долг»-нагло утверждал он на заседаниях суда, не показывая и тени раскаяния. К сожалению, доказать вину Кепиро не удалось и суд был вынужден его оправдать. Спустя 2 месяца после заседания, признавшего его невиновным из-за отсутствия улик и достоверных показаний, Кепиро умер в возрасте 97 лет.

Йохан Р.

Процесс по делу Йохана Р. продолжается в настоящее время. 95-летний старик, служивший в дивизии СС «Мертвая голова» в лагере Штуттгоф под Данцигом, обвиняется в соучастии в убийстве нескольких сотен человек в 1942-44 годах. Против него выступают 17 свидетелей, выживших в лагере смерти.

В Мюнстерском суде, когда заслушивали показания свидетелей, нацистский преступник плакал, но, несмотря на это, не раскаялся. «Мне лично не в чем себя упрекнуть»-сообщил суду этот пожилой немец, сделавший после войны карьеру архитектора. Во время службы в СС ему не было и 20 лет, а его задачей являлась охрана приговоренных к смерти.

Йохан Р. желает оправдать свое «честное» имя и даже настаивает на продолжении судебных заседаний, но в 2018 году из-за ухудшения состояния его здоровья суд прекратил процесс. Старик доживает последние дни среди своих домашних и уже не ответит перед законом за свои преступления.

Ворота Штуттгофа — первого лагеря смерти

Война закончилась так давно, что осталось очень мало очевидцев ее событий. Каждый процесс над старыми нацистами кажется последним, ведь преступникам сегодня уже за 90. Стоит ли вообще грозить ветхим старикам ответственностью за преступления 70-летней давности? Европейские правозащитники считают, что стоит.

Они уверены, что даже во время войны у человека есть выбор — бежать, симулировать болезнь, отказаться, найдя вескую причину, или просто не записываться в СС, где служили только идейные добровольцы. Поэтому преступления этих людей не должны сойти им с рук и неотвратимость наказания в этом случае особенно важна. Глубокая старость не дает убийцам право на амнистию.

119 |