На выборах в мае 1977-го года "Объединенный арабский список", собранный из арабских партий-сателлитов Маараха, получил только одно место в Кнессете. Было заранее договорено, что в таком случае первый в списке, Сеиф Ад-Дин Аль-Зуаби, бывший мэр Назарета и старый парламентарий, сразу же освободит свое место второму - бедуинскому шейху Хамаду Абу Рабиа, а тот через два года передаст пост третьему - друзскому шейху Джаберу Муади. Все трое подписали соглашение, где поклялись всем святым, что нарушитель будет недостоин уважения и целью для любого человека.
Однако Сеиф Ад-Дин Аль-Зуаби нарушил соглашение, заявив, что пока останется в Кнессете из-за мирных переговоров с Египтом. Соратники сумели его выдавить только в апреле 1979, и место занял Хамад Абу Рабиа, а оставшийся до конца созыва Кнессета срок поделили пополам. По окончании своего срока Абу Рабиа заявил, что его самого обманули, и он не будет уступать место Джаберу Муади. Собирались советы бедуинских шейхов, которые поддерживали его решение, приезжали делегации вооруженных друзов объяснять, что он неправ, Абу Рабиа начал ходить с вооруженной охраной, а Джабер Муади обещал по телевидению, что Абу Рабиа срок не досидит. Потом, казалось бы, пришли к компромиссу: Абу Рабиа заплатил Муади 600 тысяч лир, еще 200 тысяч ему дала партия, якобы на «покрытие предвыборных расходов». Абу Рабиа решил, что таким образом вопрос закрыт, и снял охрану. Но Муади считал деньги только компенсацией за уже отсиженное Абу Рабиа лишнее время, а отказываться от поста в Кнессете не собирался.
 

12 января 1981 трое сыновей Джабера Муади — Дахаш Муади, майор тюремной службы, заместитель начальника тюрьмы в Шхеме, Сеиф Муади, лейтенант, оперативный офицер подразделения нацменьшинств АОИ, и Хаиль Муади, хозяин столярной мастерской — подстерегли Хамада Абу Рабиа на стоянке отеля «Холиленд» в Иерусалиме. Абу Рабиа не успел достать свой пистолет, и Сеиф Муади расстрелял его через окно машины. Свидетели слышали выстрелы и видели армейский джип. Полиция выставила блок-посты, и машина была задержана недалеко от Дженина друзскими полицейскими пограничной стражи.
 

Братья отрицали свое участие, затем по результатам экспертизы и под давлением следствия признали свою вину, но утверждали, что действовали самостоятельно и без ведома отца. Все трое были приговорены к пожизненному заключению. Джабер Муади тем не менее законным порядком занял свое место в Кнессете до положенного срока в июле 1981. В 1984 суд принял апелляцию Дахаша Муади, сменил статью обвинения на соучастие в подготовке и приговорил его к трем годам лишения свободы, которые он уже отсидел, поэтому сразу же после этого он освободился. Затем президент сократил Сеифу и Хаилю срок до 15 лет, треть срока скостили в обычном порядке за хорошее поведение, и в январе 1991 они вышли на свободу, отсидев 10 лет. Для сокращения срока Джабер Муади, один из лидеров друзской общины и член ЦК партии Авода, применил всё свое политическое влияние. По случаю освобождения сыновей Джабер Муади зарезал 130 баранов и подал полтонны сладостей на праздничном торжестве. Охрану торжества несли друзы своего клана, в том числе в военной форме.

Сам Джабер Муади в 14 лет убил соседа из своей деревни, который женился на предназначенной Джаберу девушке. Вину своих сыновей в убийстве Абу Рабиа он отрицал: «Абу Рабиа поклялся на Коране, что освободит место, но не сделал этого. Я сказал ему, что Аллах отомстит ему и его детям, но это не угроза, а напоминание о клятве».

Джабер Муади умер в 2009, его сыновья живы. По бедуинскому обычаю кровную месть можно откладывать долго, даже на сорок лет.

Фото:
Джабер Муади и Хамад Абу Рабиа на заседании Кнессета, 1974.
Хамад Абу Рабиа у отеля «Холиленд», 12 января 1981.
Сеиф и Хаиль Муади на работах для расконвоированных на литейном заводе «Орталь» в киббуце Неве Ур, 1990.
© David Gendelman
118 |