На фото трагически погибшие герои подпольной организации НИЛИ - Авшалом Файнберг и Сара Ааронсон. Вот уже несколько поколений израильтян гадают, был ли между ними роман, или Авшалом был влюблен в младшую сестру Сары Ривку. Кому из них было посвящено любовное стихотворение "Элеф нешикот", обнаруженное писательницей и автором многих песенных текстов Мирит Шем-Ур в архивах Ришон ле-Циона во время ее работы над историческим романом "Тамар Хинди" - чем-то вроде израильской версии "Унесенных ветром".
Рина Зак: ​Было или не было?

В годы Первой мировой войны по инициативе Авшалома Файнберга (сына одного из основателей Ришон ле-Циона) в Стране Израиля была создана разветвленная агентурная сеть НИЛИ, снабжавшая англичан ценнейшей информацией. Османская империя, владевшая тогда Страной Израиля, была союзницей Германии, а достижение независимости Эрец-Исраэль было возможно только в случае победы стран Антанты.

В 1917 году Авшалом Файнберг вместе с Йосефом Лишанским пешком отправился в Египет, однако был застрелен бедуинами в Синае. После Шестидневной войны останки Авшалома были найдены возле Рафиаха (под пальмой, выросшей из косточки финика, который был у него в кармане) и захоронены с государственными почестями на горе Герцля в Иерусалиме.
Сара Ааронсон — сестра всемирно известного ученого-естествоиспытателя Аарона Ааронсона, открывшего миру дикий сорт пшеницы «мать злаков» и руководившего НИЛИ из Египта, координировала работу подпольной организации после гибели Файнберга.
Именно Сара Ааронсон передала англичанам сообщение о происходившей в Турции в 1915 году резне армян, свидетелем которой по воле случая она оказалась.
Провал НИЛИ произошел из-за нелепой случайности. Даже после жестоких пыток Сара никого не выдала. Она пыталась застрелиться, но неудачно. Вскоре она умерла. Младшая сестра Ривка в тот период находилась в Америке, куда была послана семьей до лучших времен.
В честь 130-летия со дня рождения Файнберга прочла бестселлер израильской писательницы Навы Макмель-Атир «Письмо от Авшалома» (אות מאבשלום). Она обнаружила, что стихотворение не было посвящено ни одной из этих девушек, однако то, что обе ему нравились — неоспоримый факт.
Писательница отмечает, что большинство евреев Страны Израиля осуждало подпольщиков, навлекших угрозу на весь ишув. У многих было турецкое гражданство, сыновья которых служили в османской армии. Что случилось с армянами все прекрасно знали и боялись, что и их настигнет та же участь. Об этом, кстати, пишет в своих воспоминаниях и Меир Дизенгоф. Он был вызван в Дамаск к Джемалю-паше и лишь чудом избежал виселицы, хотя о деятельности НИЛИ ничего не знал.
4387 |